пятница, 23 сентября 2016 г.

Участники IT-рынка об импортозамещении софта: закон слишком мягкий, о результатах говорить рано

          Мягкое законодательство и позиция IT-директоров, не готовых брать на себя дополнительные риски при внедрении отечественных решений, мешают «взлететь» процессу импортозамщения в нашей стране – к такому выводу пришли участники дискуссии «Российский Софт. Практика импортозамещения», прошедшей в четверг в Москве в ходе форума «Интернет вещей». Однако время подводить итоги и делать обобщающие выводы, по их мнению, ещё не пришло.

          В дискуссии приняли участие сооснователь и заместитель генерального директора Postgres Professional Иван Панченко, гендиректор компании «Новые облачные технологии» Дмитрий Комиссаров, глава «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков, директор продуктового направления Национального центра информатизации (НЦИ) Алексей Редков, IT-директор «Вертолеты России» Михаил Носов, и.о. директора ФГУП НИИ «Восход» Армен Кочаров, модератором выступил директор управляющего офиса 4CIO Алексей Кравченко.

Участники дискуссии. Фото (с) Postgres Professional
Участники дискуссии. Фото (с) Postgres Professional


          Сначала ведущий попросил каждого из участников кратко высказаться, а затем предложил перейти к собственно дискуссии.

          Иван Панченко из Postgres Professional (разработка, поддержка СУБД) привел пример Франции, которая шесть лет назад объявила курс на импортозамещение американского ПО либо собственным софтом (которого мало), либо open source. По его словам, несмотря на то, что времени с тех пор прошло уже немало, процесс всё ещё продолжается. Таким образом, год, прошедший с момента объявление курса на импортозамещение в России, это, по его мнению, только начало.

          В качестве положительного примера он привел перевод системы электронного документооборота Московской области с Oracle на PostgreSQL. По словам Панченко, по некоторым прикидкам, это позволило заказчику снизить издержки в 20 раз. По его словам, причины, побудившие власти осуществить этот переход, «исключительно экономические».

          Политического давления в деле импортозамещениия, по его мнению, пока недостаточно. Панченко привел пример конкурса Фонда социального страхования на закупку Microsoft SQL Server примерно на 400 миллионов рублей. Обоснование невозможности закупки отечественного аналога выглядело, по его словам, примерно так: «возьмем 20 фич Microsoft SQL Server, которых нет в других СУБД (такие фичи наверняка найдутся), скажем, что они критически важны, и поэтому другие СУБД нам не подходят».

          «Закон имеет много вариантов, как его можно аккуратно обойти, — заключает Панченко. – Чтобы закон заработал, он должен стать либо более суровым, либо более конкретным».

          Дмитрий Комиссаров из компании-разработчика офисных программ «МойОфис» рассказал, что в настоящее время компания имеет около 300 потенциальных клиентов из числа федеральных и региональных органов власти и госкомпаний. Однако, по его словам, основные результаты продаж в госсекторе надо считать в четвёртом квартале – он даёт, как правило, 70% годового дохода. Комиссаров считает, что основная борьба [за контракты госзаказчика] сейчас только начинается, и нынешние итоги 2016 года можно считать лишь промежуточными.

          Комиссаров в ходе дискуссии также высказал удивление тем, что российские вендоры спускают с рук нарушения госзаказчиков при закупке ПО. «Видимо, им этот рынок неинтересен», — сделал вывод гендиректор «Новых облачных технологий». Он привел пример конкурса Минстроя, недавно признанного ФАС нарушающим закон о контрактной системе по двум статьям. Сделано это было в ответ на обращение компании «Новые облачные технологии». Комиссаров также не исключил, что компания в дальнейшем подаст на Минстрой в суд.

Фото (с) Татьяна Костылева
Фото (с) Татьяна Костылева


          Сергей Рыжиков сказал, что компания «1С-Битрикс» погрузилась с тему конкуренции с западными игроками уже давно. К примеру, после выхода продукта «Битрикс24» их отношения с Microsoft из «золотых партнерских» перестали быть таковыми. Кроме того, американская компания начала препятствовать их участию в конференциях: например, соглашалась стать генеральным спонсором мероприятия только при условии, что «Битрикса» там не будет.

          «Когда мы говорим о софтверном рынке, нужно понимать, что мы работаем с хорошо подготовленным спецназом, — сказал Рыжиков. – С грамотной тактикой ведения переговоров, построения отношения с крупным корпоративным клиентом, госструктурами». Возвращаясь к закону об импортозамещении софта в РФ, Рыжиков огласился, что закон работает слабо, и «1С-Битрикс» ничего от этого процесса для себя не ждёт. В компании подсчитали, что доход компании, полученный от сделок, которые можно считать совершёнными благодаря импортозамещению, вырос за год менее чем на 1% от оборота.

          По его словам, в «1С-Битрикс» сейчас для «демонстративных переговоров» приходит много представителей госкомпаний, однако потом они, судя по сайту госзакупок, все равно закупают импортное ПО. «Очень много переговоров проводим, очень, — сказал Рыжиков. — Для этих целей в компании даже был создан специальный отдел».

          Армен Кочаров из НИИ «Восход» (ГБУ, государственное бюджетное учреждение, штат 684 человека) рассказал о своем опыте импортозамещения в организации. По его словам, НИИ определил для себя наиболее чувствительные с точки зрения зависимости от импорта области и теперь завершает переход на «импортонезависимые решения» – вычислительные, сетевые и софтверные. По его словам, в России есть не только ПО, но и аппаратные решения, однако «работают они не так, как мы привыкли за последние 10 лет».

          «Работает ли «Эльбрус»? – Работает. Определенные операции осуществляет лучше, другие хуже. Но до тех пор, пока не выстроится экосистема, не вырастет наша армия (по аналогии со словами Рыжикова о «спецназе»), государство должно финансово поддерживать этот рынок», — считает Кочаров.

          Алексей Редков из НЦИ («дочка» «Ростеха», куда недавно вошли активы «Барс Груп») констатировал, что наша страна не может конкурировать с импортом в области «тяжелого SAP», инженерного ПО.

          Редков также рассказал, что многие компании, входящие в структуру «Ростеха», в настоящее время тестируют российское ПО, однако имена конкретных компаний и результаты тестов он огласить не может, «это пока непубличная информация». Он выступил также против каких-либо жёстких запретов на приобретение ПО: «Госкомпаниям нужно производить конкурентоспособный продукт, поэтому переход на российское ПО не может осуществляться быстро, а будет происходить осторожно», — сказал он.

          Михаил Носов из «Вертолетов России» рассказал, что перевести всю инфраструктуру компании (а это 18 заводов), рассредоточенную по всей России, с Microsoft Windows на Linux (в т.ч. Astra Linux Special Edition, входит в реестр российского ПО — ред.) — дело небыстрое. Но в «Вертолетах» приняли принципиальное решение и «отрезали все пути назад», не продлив в начале 2016 года контракт с Microsoft. «Поскольку компонентной базы в России нет, решили тряхнуть операционкой», — сказал он. По его словам, уверенности в силах придало то, что в структуре «Ростеха» на тот момент уже имелись компетенции НЦИ, «РТ-Информ» и Объединенной приборостроительной корпорации.

          Таким образом, из 220 миллионов рублей (именно столько стоил бы трехлетний контракт с американской компанией) в IT-бюджете были оставлены только 60 миллионов, на которые компания реализует проект перехода, в том числе привлекая специалистов-патриотов, работающих «почти за бесплатно». Оставшиеся средства в компании были направлены на научно-исследовательские работы.

Фото (с) Татьяна Костылева
Фото (с) Татьяна Костылева


          Участники также обсудили, какая именно поддержка, по их мнению, реально нужна разработчикам ПО в России. Одни только жёсткие ограничительные меры на закупку импорта результат не обеспечат, ведь даже «из-под палки» никто отечественный продукт покупать не будет. От государства софтверные видят помощь в поддержке НИОКР, подготовке IT-специалистов в вузах, создании условий для работы программистов в нашей стране («нужен спрос на продукцию, и красивые дома в Иннополисе тут не помогают»).

          Иван Панченко высказал предложение, что государство также могло бы оказывать поддержку тем организациям, которые выбрали отечественный софт – т.е. при прочих равных условиях тому, кто выбрал российское, государство могло бы предложить страхование рисков или финансовую поддержку.

          Участники также сошлись во мнении, что закон об импортозамещении ПО очень мягок, вследствие чего IT-директора предпочитают по привычке закупать импортное, не брать на себя лишний риск, и при этом готовы к тому, чтобы их «немного пожурили». Более того, по словам модератора Кравченко (клуб 4CIO), IT-директора госкомпаний часто «очень трепетно» относятся к требованиям или рекомендациям своего руководства.

          «Западные компании собрались и разработали свою стратегию, как действовать в условиях импортозамещения в России, никто из западных игроков не хочет допустить формирования этого явления, и это в целом нормальная ситуация», — сказал Рыжиков.

          Компаниям и организациям легче привычно закупить Microsoft, а не вкладываться в новый продукт, находить людей, которых сейчас нет, и выращивать у себя компетенцию, считает Армен Кочаров.

          По словам Алексея Кравченко, по итогам недавней встречи с IT-директорами нефтяных компаний он сделал вывод, что заказчиков интересуют такие вещи, как совместное тестирование отечественных решений и «железа» и консолидация по хранению данных. Он также рассказал, что у нескольких госкомпаний существуют единые потребности к определенным классам продуктов, и IT-директорам, по его словам, в этом случае проще разделить ответственность на несколько человек, вместе со своими коллегами. В 4CIO, таким образом, видят свою задачу в том, чтобы соединить эти группы заказчиков и разработчиков.

          Он также сказал, что госкомпаниям необходимо длительное хэджирование, тестирование ПО в течение, к примеру, трёх лет, прежде чем «окончательно сказать Microsoft гудбай».


Примеры импортозамещения, приведенные на секции

Источник: Экспертный центр электронного государства
Татьяна Костылева
23.09.16



Поделись этим